часовой пояс Костаная: +06 GMT телефонный код: 7142 почтовый индекс: 110000

Форум


/ Список форумов » Общие форумы » Дискуссионный клуб
≡ А если бы......
Правила • Пользователи
Новые сообщения • Поиск
Активные темы • Популярные темы
Модераторы: Гегенбауэр

 
 
§ Обликоморале # 1 ≡ А если бы......
Обликоморале
Руссотуристо
Руссотуристо
Сообщений: 1633
Отправлено: 01.07.07 - 08:12
10 мая 1952 г. советские агенты предприняли покушение на жизнь югославского лидера маршала Тито. В тот же день в Югославию вторглись войска СССР, Венгрии, Болгарии и Румынии.

Единодушный протест Запада против оккупации суверенной страны был использован Москвой для разжигания глобального военного конфликта. Сталин двинул танки на Западную Европу и нефтедобывающие районы Ближнего Востока. С помощью американских коммунистов советские спецслужбы развернули активную диверсионную деятельность в США.

В ответ Соединенные Штаты, поддержанные большинством членов ООН, решили прибегнуть к ядерному оружию. 14 мая 1952 г. с аэродромов Англии, Франции, Италии, Аляски и Японии поднялись стратегические бомбардировщики Б-36. Они сбросили на Советский Союз первые атомные бомбы. Как утверждало американское командование, удары наносились «исключительно по военным целям».

Бомбардировки советской территории продолжались в течение трех месяцев и 16 дней. Американский ядерный арсенал значительно сократился. Однако ущерба, нанесенного военно-промышленной инфраструктуре СССР, оказалось недостаточно, чтобы остановить Москву.

Советские войска высадились на Аляске, развили наступление в Западной Европе и на Ближнем Востоке. Параллельно СССР нанес атомные удары по глубоким тылам противника. Советские бомбардировщики Ту-4 атаковали Лондон, Нью-Йорк, Детройт, ядерный центр в Ханфорде (шт. Вашингтон). Причем горючего «сталинским соколам» хватало лишь на то, чтобы долететь до цели…

Хотя атомный потенциал СССР намного уступал западному, результаты советских бомбардировок были ужасающими. Гражданская оборона в США оказалась совершенно неэффективной, что привело к бесчисленным человеческим жертвам. Несколько лучше обстояло дело в британской столице. Лондонцам помог опыт, приобретенный во время налетов Люфтваффе в предыдущую войну.

Францию, Италию и другие страны континентальной Европы советская авиация не бомбила. Кремль рассчитывал в скором времени занять их и привести к власти местных коммунистов. Осенью 1952 г. именно европейский театр военных действий приковал к себе всеобщее внимание. Пытаясь сдержать вражеский натиск, США и их союзники сделали ставку на тактическое ядерное оружие. Атомная артиллерия Запада причинила противнику серьезный урон. К началу 1953 г. наступление Советской Армии в Европе было остановлено.

Потерпев неудачу на европейском фронте, Советы предприняли еще одну ядерную атаку против Соединенных Штатов. Черным днем Америки стало 10 мая 1953 г., когда атомная бомба поразила Вашингтон. Одновременно советские субмарины нанесли ракетные удары по городам восточного побережья США.

В порядке возмездия американское командование решило подвергнуть атомной бомбардировке столицу СССР. Вражеская авиация заблаговременно раскидала над Москвой предупредительные листовки. Однако власти с помощью внутренних войск пресекли массовое бегство мирных жителей из города.

В полночь 22 июня 1953 г. американская атомная бомба была сброшена на Москву. Как отмечалось в рапорте, составленном командиром бомбардировщика, смертоносная вспышка осветила ночное небо подобно «гигантской паяльной лампе». Весь центр города, включая Кремль, Красную площадь и собор Василия Блаженного, был уничтожен.

Бомбардировка Москвы имела главным образом морально-психологический эффект. В военном отношении куда более результативной оказалась высадка американского спецназа на Урале. Понеся огромные потери, «коммандос» тем не менее смогли выполнить свою миссию — вывести из строя важнейшие ядерные объекты Советов.

К 1954 г. советская военная мощь была подорвана. Запад окончательно захватил стратегическую инициативу в свои руки. Войска США и их союзников перешли в наступление по всем фронтам.

На фоне тяжелых поражений советского оружия в СССР произошел государственный переворот. Сталин был отстранен от власти; его место занял глава МВД Лаврентий Берия. Но уже ничто не могло спасти обреченную коммунистическую диктатуру. Западные армии успешно продвигались вперед. Тысячи русских эмигрантов, забрасывавшихся в СССР на парашютах, проводили акты саботажа и диверсий. Массовые волнения вспыхнули в ГУЛАГе. Наибольший размах имело восстание на Колыме, приведшее к провозглашению единственной в своем роде Автономной Республики Зэков.

В 1955 г. боевые действия завершились. Советский Союз был разбит. Режим Берии пал. Западные войска оккупировали территорию СССР и его сателлитов. Штаб оккупационных сил разместился в Москве.
Профиль

§ Обликоморале # 2 ≡ Re: А если бы......
Обликоморале
Руссотуристо
Руссотуристо
Сообщений: 1633
Отправлено: 01.07.07 - 08:13
Для ускорения процесса практикуется посылка русских детей в США. Счастливчиков определяет специальная лотерея, пользующаяся бешеной популярностью в народе. За океаном молодая поросль может в течение целого года усваивать демократические ценности. Ну а взрослому населению помогают приобщаться к демократии портативные радиоприемники. Эти аппараты имеют фиксированную настройку на «Голос Америки» и раздаются оккупационными властями бесплатно.

Полным ходом идет реконструкция промышленности и сельского хозяйства. Часть фабрик и заводов куплена или арендована иностранными компаниями. Остальные пока что находятся под управлением правительства. Их приватизация отложена до того времени, когда сформируется «класс русских предпринимателей». Ненавистные колхозы распущены; создаются фермерские хозяйства по американскому образцу.

Восстановлены научные и культурные контакты с Западом. Тамошняя интеллектуальная элита проявляет большой интерес к освобожденной России. Так, нобелевский лауреат 1948 г. Томас Элиот читает в Москве курс лекций «Дух современной американской и британской литератур». Русские писатели, выбросившие соцреализм на мусорную свалку истории, внимательно слушают советы английского культуртрегера.

Пока Шолохов с Фадеевым учатся сочинять романы a la Генри Миллер, наиболее продвинутые россияне зачитываются книгами иностранных авторов — благо теперь они общедоступны. Не меньшим спросом пользуется и западная пресса. Русскоязычную версию «Кольерса» можно купить в любом газетном киоске.

Местная печать также старается следовать духу времени. На смену бодрым передовицам об успехах криворожских металлургов и узбекских хлопководов приходят более актуальные материалы. Скажем, крупная московская газета печатает на первой полосе мемуары американской актрисы Дженни Джеймс «Как я любила и разлюбила в Сараваке».

Заграничное влияние не обошло стороной и сферу искусств. В московских кинотеатрах с большим успехом идут голливудские фильмы. А бывший театр Советской Армии, ныне театр Нового Света, ставит знаменитый бродвейский мюзикл 50-х годов «Парни и куколки».

Кстати, о куколках. Русские женщины, обреченные на каторжный труд при коммунистах, теперь познают соблазны западной жизни. Апогеем женского раскрепощения становится грандиозный показ мод на одном из уцелевших столичных стадионов. Захватывающее шоу смотрят одновременно 50 тысяч москвичек. Конечно, их собственные наряды мало напоминают платья от Диора, но бравых американцев это обстоятельство не смущает. Солдаты и офицеры оккупационных войск в массовом порядке женятся на русских красавицах…

В общем, налицо традиционный американский хеппи-энд. Пускай и с небольшим радиоактивным душком.

http://www.zn.ua/3000/3150/43967/?printpreview :lol:
Профиль

§ Обликоморале # 3 ≡ Re: А если бы......
Обликоморале
Руссотуристо
Руссотуристо
Сообщений: 1633
Отправлено: 24.07.07 - 14:22
Нарвался тут на один манускриптик http://www.rosbalt.ru/2007/01/29/283631.html
Местами интересно

Цитата:
постепенно соревнование приводит к концентрации власти над рынками и демократией (предположительно, являющихся одинаково доступными для всех) в руках новых подвижных элит, хозяев капитала и знаний. В результате формируются и углубляются новые формы неравенства.....
Современную ситуацию Аттали понимает просто: силы рынка взяли планету в свои руки. Большинство последних исторических потрясений объясняется именно «триумфальным маршем денег», выражением глобального всепобеждающего индивидуализма.

Если эта эволюция достигнет апогея, деньги покончат со всем, что может им помешать, включая государства (даже у США не останется шансов выжить), которые они мало-помалу разрушают. Став единственным законом в мире, рынок сформирует то, что Аттали называет гиперимперией, необъятной и планетарной, создающей торговые богатства и новое отчуждение, огромные состояния и ужасающую нищету. Природа там будет варварски эксплуатироваться; все будет частным, включая армию, полицию и правосудие. Человеческое бытие станет артефактом, предметом массового спроса, потребители которого также стали артефактами. Затем обезоруженный, бесполезный для своих собственных созданий человек исчезнет.

Но отказ от этого будущего и насильственное прерывание глобализации, по мнению Аттали, только погрузит человечество в пучину регрессивного варварства и опустошительных битв при помощи оружия, которое сегодня немыслимо. Эту войну Аттали называет гиперконфликтом, в котором противостоять друг другу будут государства, религиозные группировки, террористические организации и бандиты-одиночки. Он может привести к уничтожению человечества.

Наконец, если окажется возможным сдержать мондиализацию/глобализацию без того, чтобы обратить ее вспять; если рынок будет ограничен, но не уничтожен; если демократия станет планетарной, оставаясь полностью конкретной; если господство одной империи над миром прекратится – вот тогда откроется новая бесконечность свободы, ответственности, достоинства, ускорения, уважения других – гипердемократия. Она приведет к установлению демократического мирового правительства и созданию сети местных и региональных институтов власти. Она позволит каждому, благодаря занятости, обеспеченной сказочным потенциалом технологий будущего, двигаться к изобилию, адекватно использовать блага рыночного воображения, сохранять свободу самовыражения, оставить грядущим поколениям лучше защищенную окружающую среду; благодаря всему благоразумию мира заставить появиться на свет новые способы совместной жизни и творчества.

Историю пятидесяти ближайших лет Аттали описывает в логике перехода от гиперимперии к гипердемократии через гиперконфликт: до 2035 г. наступит конец господства американской империи, он предсказуем, как и конец всех ее предшественниц; затем хлынут одна за другой три волны будущего: гиперимперия, гиперконфликт и гипердемократия. Две волны a priori смертельные, третья a priori невозможная. Тем не менее, Аттали верит в победу около 2060 г. гипердемократии, высшей формы организации человечества, высшего выражения свободы – двигателя истории. .......
В это же время (около 2050 г.) рынок, безграничный по своей природе, возьмет верх над демократией, институционально ограниченной какой-либо территорией. Государства ослабеют; новые нанотехнологии сократят потребление энергии и преобразуют последние сферы, еще остававшиеся коллективными — здравоохранение, образование, безопасность и суверенитет; появятся новые основные объекты потребления, которые Аттали называет «надзирателями» (surveilleurs), позволяющие измерять и контролировать соответствие нормам: каждый станет своим собственным врачом, преподавателем, контролером. Экономика будет становиться все более экономной в потреблении энергии и воды. Самонадзор/самонаблюдение превратится в высшую форму свободы и страх несоответствия нормам станет ее пределом. Прозрачность будет обязательна; тот, кто захочет скрыть информацию о своем имуществе, нравах, состоянии здоровья или уровне образования будет a priori подозрительным. Увеличение продолжительности жизни даст власть самым пожилым, которые решат взвалить ее на себя. Государства уступят дорогу предприятиям и городам.

Гиперкочевники (hypernomades) будут руководить открытой империей без почвы, без центра — гиперимперией. Никто не будет больше лоялен никому, кроме самого себя; предприятия не будут больше иметь никакой национальной принадлежности; бедные создадут рынок среди других; законы будут заменены контрактами, правосудие – арбитражем, полиция – наемниками. Установятся новые различия: пока оседлые развлекаются при помощи зрелищ и спортивных мероприятий, огромные массы кочевников нищеты — инфракочевников — будут преодолевать границы в поисках средств к существованию. Страховые компании, ставшие регуляторами мира, зафиксируют нормы, которым должны будут подчиниться государства, предприятия и отдельные структуры. Ресурсы станут все более редкими, роботы – все более многочисленными. Время, даже самое личное, будет почти полностью поглощено использованием товаров. В один и тот же день каждый сможет сам себя починить, затем произвести протезы из самого себя, и, наконец, быть клонированным. Человек превратится в артефакт, потр****ющий другие артефакты; в каннибала, поедающего каннибальские предметы; в жертву кочевых зол.
Профиль

§ Обликоморале # 4 ≡ Re: А если бы......
Обликоморале
Руссотуристо
Руссотуристо
Сообщений: 1633
Отправлено: 30.07.07 - 13:40
Есчо фантазии на вольную тему

ВОЗВРАЩЕНИЕ ИМПЕРИЙ
Ярослав Бутаков



Геополитическая картина мира претерпит в XXI веке эпохальные сдвиги

Ставшая в прошлом веке повсеместно господствующей парадигма «права наций на самоопределение» предполагает, что все народности имеют право на собственную государственность и обязательно должны им воспользоваться. Однако по прошествии времени становится все более ясно, что эта политическая догма влечет за собой неисчислимые гуманитарные бедствия.

Порожденная идеологией эпохи Просвещения система национальных государств зашла в цивилизационный тупик. На смену ей, через цепь войн и революцией, придет эпоха Империй забытого прошлого. Национальные государства останутся, но отойдут на периферию политики, став спутниками Империй. Грядущий миропорядок по характеру межнациональных отношений будет напоминать позднюю Античность или раннее Средневековье.

ИМПЕРИЯ – ЭТО МИР

Сколько государственных границ придется преодолеть сейчас сухопутному страннику, вздумавшему пройти «Великим Шелковым путем» (ВШП) древности из Китая в Средиземноморье? Сосчитали? А теперь посмотрим на карту мира столетия этак I-II от Р.Х. Заметна разница? В первом случае – это десятки государств. Некоторые из них (как Афганистан) существуют больше на карте, а в действительности представляют собой конгломерат «воюющих царств», опасный и непроходимый для обычного путешественника. Во втором же случае – только три границы: между державой Хань и Кушанским царством, между сим последним и Парфией и, наконец, между Парфией и Римской империей.

Гражданин Римской Империи, были бы у него только деньги да желание, мог без всяких юридических процедур проехать из Лондона в Египет. Конечно, и сейчас поездка такого рода обставлена минимальными формальностями, а самолеты превращают ее в фикцию путешествия. Но еще несколько десятилетий назад это было далеко не так. Да ведь и сейчас на этом пространстве, две тысячи лет назад открытом для свободного перемещения людей и товаров, есть множество стран, визу в которые (например, в Ливию) даже жителю Евросоюза необходимо приобретать заранее. А когда-то все это было одно государство.

Дробление Империи на национальные государства всегда влечет за собой упадок торговли, культурного обмена и человеческих контактов. Мы столкнулись с этим после распада СССР, когда для многих из нас стало легче съездить в чужую Турцию, чем к своим родственникам в Казахстан или Прибалтику. И мы еще помним время, когда через границы всех союзных республик (а ныне – независимых государств), от Таллина до Ашхабада, можно было проехать по билетам, покупаемым даже без внутреннего паспорта!

Политический регресс прошлого столетия, связанный с повсеместным распространением системы «национальных государств», особенно отчетливо виден, если сравнивать этнические карты современности и былых времен. Вот, например, этнографическая карта Кавказа [источником по Кавказу является издание: А. Цуциев. Атлас этнополитической истории Кавказа. – М., 2006] конца XIX века в составе Российской Империи (учтем при этом, что большая часть региона до присоединения к России входила в состав других великих Империй – Османской и Иранской). Сразу бросается в глаза, например, что армяне и азербайджанцы (закавказские татары, как их тогда называли) жили чересполосно по всему Закавказью от Черного до Каспийского моря, мирно деля жизненное пространство друг с другом и еще с десятками других народов. Причем преобладающей национальностью в районе Баку были вовсе не азербайджанцы, а таты (ираноязычные иудеи), а в районе Еревана – как раз… азербайджанцы.

Возьмем карту того же региона спустя всего сорок лет, после событий революции и гражданской войны, ознаменовавшихся становлением национальной государственности народов Кавказа. Этнические чистки уже тогда привели к тому, что население соответствующих национальных республик стало почти однородным. Начала исчезать привлекательная для этнолога цветущая сложность мультикультурного имперского социума. Окончательно она испарилась после этнических погромов, знаменовавших распад СССР. Население закавказских республик ныне однородно.

Все Империи, конечно, создавались не без насилия. Но, утверждая свою власть, Империи зачастую приносили длительный мир в те места, где до них и после них сотни лет бушевал огонь мелкой племенной вражды. Особенно это хорошо становилось заметно в те времена, когда Империя исчезала.

Яркий пример такого рода доставляет нам Палестина, обильно орошаемая кровью в последние 60 лет.

«Подлинный расцвет Святой Земли произошел позднее, после победы христианства, в византийский период. В те времена более двух миллионов человек спокойно жили в Палестине, все поля были возделаны, акведуки вели воду к Кесарии и к Иерусалиму и в сердце пустыни», – такую картину рисует русскоязычный израильский писатель Исраэль Шамир в своей книге «Сосна и олива».

Византийских басилевсов сменили арабские халифы, покровители наук и искусств, отличавшиеся высочайшей религиозной терпимостью.

«В Иерусалиме собрались арабские лидеры и избрали халифа Муавию, первого из Омейядов. После избрания они прошли на молитву в Храм Воскресения Христова, оттуда – в Гефсиманский сад, а затем они поднялись на гору, где стояло деревянное сооружение халифа Омара…

Толерантный ислам не вмешивался в теологические споры христиан, и поэтому христиане региона не сожалели, что ими правит халиф из Дамаска».

Шамир делает вывод: «Обидно, но правда – расцвет страны наступил, когда она окончательно утратила независимость». Что же, видимо, для небольших стран это общее правило. В качестве еще одного такого примера нужно указать на Прибалтику, где период независимости 1920–1940 гг. отмечен глубоким социально-экономическим упадком и застоем.

ИЕРАРХИЯ VS РАВЕНСТВО

Все Империи возникали и длительное время строились как национальные государства. Но редко какое национальное государство оказывалось способным преобразоваться в Империю. Очевидно, что Империю невозможно создать без ликвидации всех национальных суверенитетов, кроме одного единственного.

Империи лишают малые народы свободы, но в первую очередь свободы постоянно истреблять друг друга. И именно поэтому Империи открывают малые народы для истории. Добровольный или принудительный отказ от собственной государственности – историческая плата не только за мир и безопасность в рамках обширного (в идеале всемирного) государства, но и за возможность приобщаться к всемирно-историческим процессам.

Империи способствуют (успешно или нет) созданию высших, по сравнению с национальными, культурно-исторических общностей. Мы вправе по-разному относиться к фактам культурной и физической ассимиляции народов в Империях. Можно рассматривать это как разрушение национальной самобытности. Можно и по-другому: как синтез новых цивилизаций, без которых человечество духовно было бы в разы беднее. По-видимому, это две стороны одного процесса.

Так, завоевания Александра Македонского и складывание эллинистических Империй на Среднем Востоке положили, по оценке французского историка П. Левека, начало «единению народов, о котором мечтал Александр». Можно уточнить, что не начали, а продолжили процесс сближения, происходивший в регионе еще в эпоху господства Ахеменидов, фактическими наследниками которых и явились греко-македонские завоеватели. В период римского владычества эти процессы стали еще интенсивнее.

При этом необходимо отметить, что ни одна Империя не сумела (да и не ставила себе такой задачи) создать из своих подданных единую супернацию. Этой задачей занимались только национальные государства Нового и Новейшего времени, и на этом пути были пролиты реки крови. Империи не отменяли национальных различий и не создавали новых, они лишь «диверсифицировали» уже имеющиеся. На руинах Западной Римской Империи возникли ныне существующие западноевропейские нации, в основном совпадающие с крупными этническими массивами, существовавшими там еще до Римского завоевания. До Византии, во время нее и после нее жили почти одни и те же греки, армяне, арабы.

Империи будущего пройдут первичную легитимацию через взятие под контроль и успешную санацию хронических очагов межнациональных конфликтов и других «горячих точек» планеты.

Окончательная легитимация Империи – это соответствие ее системы универсальных ценностей потребностям наций, включенных в ее состав.

Итак, что же такое Империя? Это не просто сильное или обширное государство. И это не просто механическое объединение многих народов и культур в одном государстве. Империя – это, в первую очередь, прообраз высшей, всемирной власти. Латинское imperium и означало верховную, нераздельную власть (здесь мы не будем рассуждать о сакральных мотивах такой власти, ибо это увело бы нас далеко в сторону от нашей преимущественно геополитической темы). Империя предлагает универсальную модель решения актуальных для мировой цивилизации задач в рамках одного государственного организма.

Впрочем, Империю нельзя считать государством в привычном нам смысле национального государства. Ее система намного сложнее. Империя предполагает иерархию – народов, территорий, статусно-правовых групп населения. Ее структура не вписывается в прокрустово ложе буржуазных политических теорий федерации или унитарного государства. Практика уже сейчас вносит коррективы в эти заскорузлые догмы.

Так, современная Россия, будучи формально федерацией равноправных субъектов, включает де-факто территории с разным правовым статусом. Двусторонние союзные связи, существующие между «федеральным центром» и отдельными республиками и реально выходящие за рамки федеративных, являются своего рода модус-вивенди в отношениях империи с территориями, интеграция которых затруднена. Можно спорить об обоснованности привилегий тех или иных республик. Нужно отстаивать принцип государствообразующего народа. Но нельзя подвергать сомнению имперский принцип избирательности отношений, нельзя равнять все народы империи под одну гребенку. Империя – это не застывшая форма, это живой и вечно меняющийся модус-вивенди, обеспечивающий потребности локального универсума народов.

Как внутри Империи существуют различные формы и уровни политических связей между территориями, точно так же иерархически будут строиться отношения империй с внешним миром. Невозможно было представить себе, чтобы Римская империя и Каппадокийское царство говорили между собой на равных. Господство империй будет означать конец принципа суверенного равенства во взаимоотношениях государств. В сущности, это просматривается уже сейчас в отношениях между США и многими формально независимыми государствами. Разница будет в том, что подобных империй возникнет несколько. Это и есть единственная реально возможная многополярность. Сопротивляясь диктату США, национальные государства волей-неволей выдвинут на авансцену истории альтернативные империи, которые смогут предложить более привлекательную модель полусуверенного существования национальных государств.

КОНТУРЫ БУДУЩЕГО

Какие могут сложиться империи в XXI веке? Конечно, это не могут быть мультинациональные образования, вроде Евросоюза. Любая империя должна опираться на национальный фундамент. Империи возникают из национальных государств. Далее, мы не видим, чтобы на мировой арене возникали новые нации. Все нации, по-видимому, уже сложились, и эта стадия истории цивилизации завершилась или близка к завершению. Следовательно, империи будут создаваться уже существующими, причем давно существующими национальными государствами. И здесь преимущество имеют те нации, у которых уже есть исторический опыт строительства империй.

В Западной Европе, на фоне раздираемого противоречиями Евросоюза, можно ожидать усиления Великобритании. Но для имперского реванша ей необходимо решить две проблемы: внутренний сепаратизм и афро-азиатскую иммиграцию (первый есть реакция на вторую). Если переломить ситуацию не удастся, то Британия превратится в аналог Франции и Германии, разъедаемых этническим дисбалансом и неспособных на напряжение сил для возвращения великодержавного статуса.

Пожалуй, наилучшие перспективы в «старой Европе» – у Италии, наименее испорченной «мультикультурализмом». Эпизоды ХХ-го века (начиная с итало-турецкой войны 1912 года) могут оказаться только «первой ласточкой» в движении молодой (менее двух столетий) итальянской нации к обретению нового исторического статуса. Первый блин часто бывает комом, и, как знать, быть может, следующие попытки проведения имперской политики окажутся более успешными.

Арабские страны в своем большинстве останутся объектами, а не субъектами новых геополитических подвижек. Северная Африка попадет в сферу влияния какой-то европейской империи. Исключение составит лишь Египет, который будет конкурировать за влияние на арабские страны с Турцией и Ираном. Эти три державы станут реализовывать свой новый имперский статус в борьбе за сюзеренитет над прочими национальными государствами Ближнего Востока. И вполне возможно, что какое-то из государств (скорее всего, это будет все-таки суннитский Египет) сумеет в итоге возвыситься до уровня, сравнимого с Халифатом первых веков ислама или хотя бы Османской империи.

Индия и Пакистан придут к окончательному примирению, причем Индия будет играть первенствующую роль в этом тандеме. Пакистан стушуется перед растущей мощью Индии, к тому же у него нет собственного геополитического поля для реализации имперских амбиций. Но имперское пространство Индии не выйдет за пределы Южной Азии.

Противоположность составит Китай, который станет поистине мировой империей. Мало того, что под его фактическим сюзеренитетом будут находиться Юго-Восточная Азия и больше половины Африки (а также, вероятно, Австралия и Океания), Китай сможет играть на противоречиях региональных империй (таких, как Иран и Турция, Бразилия и испаноязычная Америка), вовлекая и их в орбиту своего влияния. Правда, Китайская мировая империя будет в результате этого менее консолидированной, более рыхлой, чем другие. «Властелином мира» в буквальном смысле Китай все-таки не станет.

В Латинской Америке сложатся испаноязычные империи и португалоязычная (Бразилия). Сколько будет испаноязычных держав – сказать трудно, ибо Бразилия будет вести игру на раздробление складывающихся союзов и утверждение своего влияния в таких государствах, как Уругвай, Парагвай, Боливия. Этому станут помогать США (пока существуют). Интегрирующих центров возникнет минимум два: Мексиканская империя и Великая Колумбия (Венесуэла, Колумбия, Эквадор). На юге сохранятся суверенные государства, лавирующие между континентальными центрами силы. Впрочем, Аргентина тоже может попробовать сесть в «имперское седло».

США смогут переформатироваться в одну из империй многополярного мира только при сохранении белого англоязычного национального ядра. Тогда в сфере их неоспоримого влияния останутся Канада, большая часть Карибского бассейна, часть (меняющаяся) континентальной Латинской Америки. В этом случае США смогут даже бороться за позиции в Европе, например – за влияние на отделившиеся от Британии Шотландию и Уэльс, а также на Скандинавию, которой грозит растворение в миграционных потоках. То есть, США для того, чтобы сохраниться как Империи, необходимо стать цитаделью «белых англосаксов» на Американском континенте и ради этого, может быть, даже решиться на отделение некоторых южных штатов. Но при существующих этнополитических тенденциях довольно скоро Мексиканская империя сможет поставить в реальную плоскость вопрос о возвращении ей территорий, аннексированных США в 1850 году.

Россия будет возвышаться как «первая среди равных» не только на всем постсоветском пространстве (Беларусь, большая часть Украины и Казахстана, Приднестровье, Абхазия, Южная Осетия постепенно перейдут под прямую имперскую юрисдикцию). Следование концепции «последнего убежища европейца» поможет восстановить влияние России на части Центральной Европы – в т.н. странах «новой Европы», напуганных нашествием мигрантов и слабостью ЕС. Объектом пристального имперского внимания России станут христианские анклавы в мусульманском мире – Ливан, Эфиопия, а также имеющие шанс возникнуть новые национальные государства (Курдистан).

Это только один из возможных срезов будущей реальности. Она, конечно, будет гораздо более динамичной, чем здесь возможно было отобразить. Знакомая нам политическая карта мира неузнаваемо преобразится. Рухнут старые, казавшиеся незыблемыми союзы, и возникнут новые, самые невероятные на наш нынешний взгляд. Политические блоки и расстановка центров силы кардинально и неоднократно изменятся. Но общий тренд этих изменений, на наш взгляд, заключается, как мы уже сказали, в том, что на смену системе национальных «равноправных» государств придут империи, открыто утверждающие принцип иерархии как в международных отношениях, так и в отношениях между людьми.

Исчерпав надежду достичь гармонии на путях принудительного равенства, человечество в поисках идеала повернет к традиционным принципам и формам организации. Это касается и глобальной политики.


Источник - РП Монитор
Профиль
 
Сейчас посетителей на этом форуме: 2, из них зарегистрированных: 0 и гостей: 2
Зарегистрированные пользователи: Нет

Вы не можете создавать темы
Вы не можете редактировать сообщения
Вы не можете создавать опросы
Вы не можете прикреплять файлы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете удалять сообщения
Вы не можете голосовать